Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS
Вторник, 21.11.2017
Главная » 2013 » Ноябрь » 21 » Ребёнка, за попытку выжить посадили в тюрьму!
02:57
Ребёнка, за попытку выжить посадили в тюрьму!
ОТКРЫТОЕ ОБРАЩЕНИЕ ВТОРОЕ
В защиту интересов несовершеннолетнего Николаева Сергея Владимировича
 
В середине октября месяца произошло то, чего я опасался и чему пытался воспрепятствовать, обращаясь с открытым обращением практически ко всем чиновникам и правоохранителям Российской Федерации: от прокуроров и уполномоченных по правам ребёнка и человека до Президента России Путина В. В.

В своём обращении от 17.10.2013 г. я указывал, что несовершеннолетний Николаев Сергей Владимирович, находившийся на "лечении” в психиатрической больнице № 6 специализированного типа г. Новосибирска (ГБУЗ НСО НОПБ № 6), подвергнутый издевательствам со стороны психиатров "больницы”, санитар которой в январе этого года безнаказанно сломал ему руку, может оказаться в гораздо более худшем учреждении – в Костромской психиатрической больнице специализированного типа с интенсивным наблюдением (КПБСТИН). Данное учреждение является "больницей” ТЮРЕМНОГО типа, находящейся под охраной сотрудников ГУФСИН РФ по Костромской области. По сути, больницей это заведение назвать язык не поворачивается, так как все порядки в этом заведении такие же, как и в тюрьме. Заключённые, признанные виновными в совершении преступлений и находящиеся в колониях по приговору суда, находятся в гораздо более лучших условиях, нежели пациенты этого учреждения (которые именуясь пациентами, имеют в разы меньше прав, чем осуждённые). Достаточно думаю и того, что все пациенты практически круглосуточно находятся в камере-палате.

Николаев С. В. не выдержав жестокого и унижающего человеческое достоинство обращения со стороны "медицинского” персонала, не выдержав пыточных условий и применения психотропных препаратов в качестве наказания за "неправильное” поведение подростка, оказавшись в закрытой психиатрической больнице среди взрослых, попытался сбежать от садистов-психиатров. Попытка не удалась, его поймали и вернули в палату, сразу же «накачав» его "успокоительными” по полной программе: якобы он представляет опасность.


 
Но затем начались странности. По логике, где-то через 2-3 дня после неудавшегося побега 13 октября, психиатры должны были провести Николаеву С. В. освидетельствование, по результатам которого, воспользовавшись одним из элементов карательной психиатрии [1], составить заключение и ходатайство в Кировский районный суд г. Новосибирска о переводе Николаева С. В. в КПБСТИН. Таким образом, если бы всё было как обычно, то примерно 15-16 октября психиатры составили бы заключение и ходатайство, которое отправили бы по почте в суд. В Кировский суд данное ходатайство вместе с заключением психиатров попало бы в лучшем случае только 21 октября (так как 19 и 20 – выходные дни). Прибавим сюда ещё 2-3 дня на принятие данного ходатайства к производству судом и ещё 2-3 дня на уведомление психиатров, самого Николаева С. В., назначение Николаеву С. В. адвоката. Таким образом, заседание суда по данному ходатайству психиатров никак не могло состояться ранее 27-28 октября.
 

[1] пунктом 9 Правил Внутреннего Распорядка, согласно которому в случае побега из больницы пациента могут направить в больницу тюремного типа.


Однако, суд прошёл раньше чем это было возможно и уже 29 октября, Николаева С. В. в спешном порядке этапировали из ГБУЗ НСО НОПБ № 6 в СИЗО № 1 г. Новосибирска и поместили его в карцер на общее положение, где он и находился до 17.11.2013 г., ожидая этапа в Костромскую ПБСТИН.
17.11.2013 г. его этапировали в Кострому. Проездом он побывает как минимум в двух тюрьмах. Скорей всего, он проедет через СИЗО № 1 г. Кирова и СИЗО № 1 г. Костромы. Оказавшись впервые в тюрьме, Николаев С. В. так высказался в отношении сотрудников и руководства СИЗО № 1 г. Новосибирска и в отношении условий: «очень добрые, вежливые, хорошие и внимательные люди», которые «очень хорошо к нему относятся»! В отношение условий содержания в тюрьме Николаев С. В. высказался так: «здесь гораздо лучше, чем в больнице: приносят читать книги, интересуются самочувствием». Никаких жалоб на условия содержания или на сотрудников СИЗО № 1 г. Новосибирска у Николаева С. В. на момент моего с ним общения 08.11.2013 г. и 11.11.2013 г. не было… Кроме того, Николаев С. В. сказал, что был бы очень рад, если бы его оставили на весь срок "лечения” в тюрьме и не перевозили в психиатрические "больницы”.

Ввиду этого, хочу поблагодарить начальника СИЗО № 1 г. Новосибирска Робакидзе Руслана Карловича, за внимание к несовершеннолетнему мальчишке, оставшегося без попечения родителей и без должного внимания соответствующих государственных органов.

А главному врачу ГБУЗ НСО НОПБ № 6 Корольковой Ирине Ивановне хочу заметить, что не очень хорошо, когда её пациенты, оказавшись в тюрьме, говорят, что в тюрьме лучше, чем в больнице. С чего бы это? Подумайте над этим…

Судебное заседание по рассмотрению ходатайства психиатрической больницы в отношении Николаева С. В. состоялось… 14 октября 2013 г. – на следующий день после неудавшегося побега. Рассматривала это дело, судья Кировского районного суда г. Новосибирска Крылова Марина Викторовна. Эти данные (ф.и.о. судьи) неофициальные, так как официальные суд представлять отказывается, говоря, что такая информация как фамилии, имена и отчества судьи, прокурора, адвоката, представителей Николаева С. В. принимавших участие в «суде» над Николаевым С. В. являются тайной! Судебное заседание прошло в выездном режиме – в психиатрической больнице № 6. Хотя суда в общепринятом смысле этого слова и не было. Николаева С. В. завели в один из кабинетов психиатрической больницы, где проходило судебное заседание в действительно невменяемом состоянии: до суда его накачали психотропными препаратами так, что он ничего не помнит, говорит, что во время рассмотрения дела… спал. Единственное что Николаев С. В. помнит, так это то, что адвокатом у него была какая-то женщина. Но и в этом он не очень уверен. Странно, но на сайте Кировского районного суда г. Новосибирска нет ни слова об этом деле: нет вообще никакой информации ни о Николаеве С. В., ни о ходатайстве психиатрической больницы № 6, ни о том, что в промежуток времени с 14.10.2013 г. по 28.10.2013 г. судья Крылова М. В. рассматривала хоть какое-то дело. (смотреть сканы с сайта Кировского районного суда: 1, 2)
 
Также странно и то, что сначала судья Крылова М. В. сказала, что она НЕ рассматривала никакого дела касательно Николаева С. В., но на второй аналогичный вопрос сказала уже, что она не помнит такого дела, так как у неё много дел… Видимо, судья каждый день рассматривает в выездных заседаниях дела в отношении несовершеннолетних детей со сломанными ногами, которые сбегают из больниц.

Но самое страшное не это. Самое страшное то, что несовершеннолетнего Николаева С. В. «самый гуманный в мире» Российский суд поместил в тюрьму, избрав ему меру пресечения заключение под стражу только за попытку сбежать от мучителей-психиатров и работающих там садистов. За неудачную попытку спасти свою жизнь и сохранить здоровье, ребёнка наказали тюремным заключением, а теперь направят в учреждение более страшное и закрытое чем тюрьма – в тюремную психиатрическую больницу самого строго режима (Костромскую ПБСТИН).

И главное – за что? Как пояснила мне по телефону 15.11.2013 г. Уполномоченный по правам ребенка при Губернаторе Новосибирской области Надежда Васильевна Аникеева (у которой уже месяц на рассмотрении находится моё обращение от 16.10.2013 г.), Николаева С. В. поместили в психиатрическую больницу № 6 специализированного типа не по Постановлению суда вынесенного в рамках возбуждённого уголовного дела по обвинению в неком преступлении, а на основании… заявления ФГУ ВУ «Каргатское СПУ № 1 ЗТ»! То есть, со слов Надежды Васильевны, Николаева поместили в учреждение такого типа не в рамках уголовного дела и не на принудительное лечение. Это мне повторюсь, сказала Уполномоченный по правам ребёнка при Губернаторе Новосибирской области Аникеева Н. В. по телефону 15.11.2013 г. А вот что сказано в ответе прокурора Каргатского района НСО Сивак Р. А. в адрес обратившейся в защиту Николаева С. В. Ивановой Ирины Александровны: «На основании заявления ФГУ ВУ «Каргатское СПУ № 1 ЗТ» Чулымским районным судом 05.05.2012 вынесено постановление, согласно которому Николаеву С.В. применена принудительная мера медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа». То есть, Николаев С. В. находится на принудительном лечении, хотя принудительные меры медицинского характера в рамках уголовного дела и в соответствии с УК РФ и УПК РФ к Николаеву С. В. НЕ применялись. Таким образом, становится вообще непонятно, каким образом, несовершеннолетнего Николаева С. В. отправили в психиатрическую больницу специализированного типа, где обычно содержатся только лица, освобождённые от уголовного наказания за совершение тяжких или особо тяжких преступлений в связи с невменяемостью. При этом, Надежда Васильевна мне сказала, что Николаева С. В. поместили вместе со взрослыми потому, что детских больниц нет.

Аникеева Надежда Васильевна Уполномоченный по правам ребёнка при Губернаторе Новосибирской области
Аникеева Надежда Васильевна Уполномоченный по правам ребёнка при Губернаторе Новосибирской области

На случай, если Надежда Васильевна этого не знает, то например в ГБУЗ НСО ГНКПБ № 3 (по адресу: г. Новосибирск, улица Красноводская, 36) есть и детское психиатрическое отделение и подростковое психиатрическое отделение. Я могу согласиться с Надеждой Васильевной лишь в том, что детских отделений нет в психиатрических больницах специализированного типа и специализированного типа с интенсивным наблюдением (куда его сейчас и направили). Но в таких "больницах” держат обычно только лиц совершивших тяжкие или особо тяжкие преступления в состоянии невменяемости или заболевших после совершения преступления. В ТАКИЕ заведения люди могут помещаться только в случаях и в порядке, предусмотренные Уголовным Кодексом РФ и УПК РФ. Федеральный закон «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании» сам по себе не предусматривает возможность помещения (тем более несовершеннолетнего!) в стационар специализированного типа или специализированного с интенсивным наблюдением. Это предусмотрено ТОЛЬКО пунктами «в, г» части 1 статьи 99 и частями 3 и 4 статьи 101 Уголовного Кодекса РФ. Поэтому мне и непонятно, как могли Николаева С. В. поместить в такое учреждение на основании заявления некоего училища, сотрудники которого не могут или не хотят возиться с «трудным ребёнком». Понятное дело, что проще избавиться от ребёнка, оставшегося без попечения родителей (родители Николаева С. В. лишены родительских прав, бабушка-опекун от него отказалась), чем заниматься с ним. Надежда Васильевна, доверяя официальным документам, уверяла меня, что с Николаевым усиленно «занимались» органы опёки и попечительства. Парню сейчас 16 лет. И он еле-еле может писать! У меня дочь в третьем классе пишет грамотнее. Может быть потому, что с ней есть кому заниматься? Даже одно предложение без ошибок написать у Николаева С. В. не получается! Хотя он вполне поддаётся обучению: покорно исправляет после подсказок ошибки, спрашивает как правильно написать, не сопротивляется… Ну да, с ним нужно долго сидеть и усердно заниматься (а кому это нужно?), так как он крайне запущен теми "педагогами” и "воспитателями,” которые с ним якобы "усердно и постоянно занимались”. Николаев С. В. разговаривает как любой мальчишка его возраста, только правильно записать то, что говорит, он не может.

А вообще, странные у нас детские омбудсмены. Взять к примеру Аникееву Надежду Васильевну. Согласно информации с сайта Уполномоченного по правам ребёнка при Президенте РФ, Аникеева Н. В. «С 1993 по 1998 годы служила в органах внутренних дел, уволилась в звании капитана с должности начальника подразделения по делам несовершеннолетних Железнодорожного РОВД г.Новосибирска». Видимо годы работы в милиции не прошли даром, и за это время Надежда Васильевна научилась очень ловко фальсифицировать и подтасовывать ответы.

Доказательства? Пожалуйста. Как я уже говорил 15.11.2013 г. я разговаривал с Аникеевой Н. В. по телефону. Именно в это время (как она сама отметила в 15:45) и именно от меня она и узнала (занимаясь месяц делом Николаева С. В. и проводя, разумеется все необходимые проверки) что Николаев С. В. находящийся на попечении органов опёки и попечительства находится в тюрьме. Она пообещала разобраться с тем, на каком основании он там находится. При этом Аникеева Н. В. сказала, что уже готовила ответ по Николаеву С. В. моему знакомому Леонтьеву Андрею Николаевичу, но узнав, что Николаев С. В. находится в тюрьме, заявила, что прежде чем отправлять ответ, разберётся, как и почему её подопечный там оказался.

Однако, Аникеева Н. В. 15.11.2013 г. за № 8133/18 всё же отправила ответ Леонтьеву А. Н.  Но получился казус, так как в своём ответе она ссылается на то, что вплоть до 17.11.2013 г. «мера дисциплинарного взыскания в виде водворения в карцер» к Николаеву С. В. не применялась. И сразу же говорит, что «В настоящее время Николаев Сергей Владимирович этапирован в психиатрическую больницу специализированного типа с интенсивным наблюдением г.Костромы». Да, Николаев С. В. действительно был этапирован 17.11.2013 г. из СИЗО № 1 г. Новосибирска по направлению в Кострому. Это мне достоверно известно, так как 18.11.2013 г. в СИЗО № 1 по вопросу Николаева С. В. ездил Председатель Новосибирского «Мемориала», член Общественной палаты Новосибирской области Рудницкий Александр Львович. Откуда на момент 15.11.2013 г. Аникеева Н. В. могла знать, что Николаев С. В. этапирован (17.11.2013 г.) из СИЗО? Или она может предвидеть будущее и описывать события будущего в прошедшем времени? Ведь до разговора со мной, Аникеева Н. В. вообще никакого понятия не имела о том, где находится Николаев С. В. Самое удивительное - это то, что Аникеева Н. В. умудрилась в ответе Леонтьеву А. Н. указать, что его обращение она рассмотрела «совместно с органом опёки и попечительства и ГУФСИН России по Новосибирской области»! Вот что значит ЧИНОВНИК. Лишь бы отписаться и сослаться на максимальное количество разных органов, вовлечённых в разбирательство по поступившему обращению. Замечу, что Аникеева Н. В. лишь узнав от меня о том, что Николаев С. В. находится в СИЗО № 1 г. Новосибирска, смогла установить, КАКОЙ орган опёки является опекуном Николаева С. В. и "защищает” его интересы - Отдел опёки и попечительства Администрации Дзержинского района г. Новосибирска. Такая же ситуация и с ГУФСИН России по НСО. Так зачем сочинять подобные ответы? Очевидно для отчётности.

Кроме того. На том же сайте Уполномоченного по правам ребёнка говорится, что Аникеева С. В. «В 2004 году окончила институт переподготовки Сибирской академии государственной службы, получив второе высшее образование по специальности юриспруденция». Между тем, по телефону Аникеева С. В. мне заявила, что по вопросу сломанной Николаеву С. В. руки его вообще никто не может опрашивать и допрашивать КРОМЕ ПСИХИАТРОВ, так как он психически болен! Видимо, посвятив всю себя защите прав детей, Аникеева Н. В. забыла про юридические познания и считает, что наличие у человека психиатрического диагноза делает его человеком «второго сорта». Между тем, в пункте 3 статьи 5 Федерального Закона РФ N 3185-1 от 02.07.1992 г. «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» сказано, что «Ограничение прав и свобод лиц, страдающих психическими расстройствами, только на основании психиатрического диагноза, фактов нахождения под диспансерным наблюдением в психиатрическом стационаре либо в психоневрологическом учреждении для социального обеспечения или специального обучения не допускается. Должностные лица, виновные в подобных нарушениях, несут ответственность в соответствии с законодательством РФ и субъектов РФ». Так что, следователи ДОЛЖНЫ были приехать и опросить Николаева. Ко мне например, приезжал следователь Следственного комитета в психиатрическую больницу и опрашивал меня. Так почему этого нельзя было сделать и в случае с Николаевым С. В.? Не хотелось? Или это никому не нужно?
Ну и конечно, никого не удивил ответ Аникеевой Н. В. о том, что права Николаева С. В. не нарушены. С точки зрения детского омбудсмена Новосибирской области, посадить ребёнка в тюрьму «за ни за что»  – вполне нормальное явление для Новосибирска. И этапировать ребёнка со сломанной ногой в гипсе через тюрьмы в «столыпинских» вагонах - тоже вполне нормально и никоим образом "не нарушает его прав". Только непонятно, как Николаев С. В. с гипсом на ноге сможет вынести этап с его особенностями: обязательные приседания на корточки после выпрыгивания из вагона, многочисленные обыски с раздеванием и т.д. Вот такие у нас омбудсмены…

Чтобы чиновники имели хоть небольшое представление об этапах и «столыпинских» вагонах и поняли в какое путешествие отправили «за ни за что» ребёнка с поломанной ногой, прошу посмотреть видео и фото на моём сайте.

 
Фотографии столыпинского вагона (1)
 
Фотографии столыпинского вагона (2)
 
Фотографии столыпинского вагона (3)
 
Фотографии столыпинского вагона (4)
Сможет ли так присесть Николаев С. В. с ногой в гипсе?
 
Также меня очень удивила позиция Главного детского психиатра Сибирского Федерального Округа к.м.н. Макашёвой Валентины Анатольевны которая, со слов Уполномоченного по правам ребёнка в Новосибирской области не нашла ничего удивительного в том, что Николаева С. В. с таким лёгким диагнозом без признаков бреда и галлюцинаций "лечили” сразу целым арсеналом мощнейших психотропных средств, которые могут применяться лишь к «тяжёлым» шизофреникам, страдающим от бреда. Я ещё больше удивился, когда зайдя на страничку Министерства Здравоохранения Новосибирской области посвящённую Макашёвой В. А., с удивлением прочитал, что Макашёва В. А. пропагандирует (как выяснилось) демедикаментизацию психиатрии – то есть, снижение до минимума приема медикаментозных средств во время психиатрического лечения. Официальная позиция Макашёвой В. А. отражённая на сайте Минздрава области такова:
  • «… последовательно проводится принцип «демедикаментизации» психиатрической помощи. В детской психиатрии, где фармакотерапия не является основным методом лечения, акцент с медикаментозного лечения переносится на изменение социальной ситуации развития ребенка, активное вовлечение родителей в процесс лечения. Фокус работы психиатра - консультирование семьи в аспекте конструирования гармоничных детско-родительских отношений: важно помочь родителям сформировать адекватные ожидания и требования к ребенку.
    В основе любого лечения - создание наиболее благоприятной социальной ситуации развития ребенка, наименее ограничивающих и регламентирующих условий его существования. Кроме того, в процессе оказания психиатрической помощи важнейшие сферы - коррекционная психология, коррекционная педагогика и психотерапия.
    Одним из важнейших направлений работы стало оказание антикризисной помощи несовершеннолетним. В структуре антикризисной помощи несовершеннолетним области на базе областного детского психоневрологического диспансера организована работа кабинетов социально-психологической помощи, отделение «Телефон доверия», мобильные полипрофессиональные бригады для оказания экстренной помощи детям удаленных и труднодоступных районов области».
Странно, что при такой замечательной позиции, Макашёва В. А. считает "нормальным”, когда несовершеннолетнего ребёнка с таким лёгким диагнозом залечивают с использованием практически всего имеющегося в распоряжении ГБУЗ НСО НОПБ № 6 арсенала самых мощных психотропных средств. 

Как я уже говорил, Николаева С. В. вывезли из шестой психиатрической больницы в спешном порядке. Видимо, главврач Королькова И. И. посчитала, что если Николаев С. В. быстро окажется за пределами её учреждения, то никто не сможет узнать где он и что с ним. Ирина Ивановна ошиблась. Я узнал о том, что его вывезли из больницы практически сразу (с небольшим опозданием). То, что он будет до этапа находится в СИЗО № 1 г. Новосибирска я также знал, кроме того, у меня оказалось заключение ГБУЗ НСО НОПБ № 6 по пациенту Храпову М. М. (любезно предоставленное мне главврачом Корольковой И. И.), которого также хотели отправить в Кострому (также за побег из этой "больницы”). И из этого заключения, ясно следовало, что в случае отправки пациентов в Кострому на специнтенсив, больница прибегает к помощи СИЗО № 1. Так что, мне оставалось только проверить находится ли Николаев С. В. в СИЗО и приехать к нему. Но, хоть Храпова М. М. и хотели направить в Костромскую ПБСТИН, для чего больница подавала заключение в суд, Храпова М. М. туда всё же не отправили. Ему повезло: у него был ПЛАТНЫЙ адвокат, который и защитил его интересы должным образом. Николаеву С. В. не повезло. У него не было родственников, которые зная о предстоящем процессе, наняли бы нормального адвоката (а я узнал о процессе только после того, как постановление вступило в законную силу). Поэтому, интересы Николаева С. В. "защищал” государственный (бесплатный) адвокат, который даже не подал в защиту интересов своего подзащитного апелляционную жалобу на постановление суда о переводе несовершеннолетнего в психиатрическую больницу тюремного типа «за ни за что». Вернее за попытку спасти свою жизнь и здоровье. Таким образом,  "бесплатный” адвокат защитил за счёт налогоплательщиков только свои интересы просто поприсутствовав на процессе и получив за это деньги от щедрого для лодырей всех типов государства.

Я всё меньше понимаю, зачем нужны такие правоохранительные органы как прокуратура, Следственный Комитет, МВД РФ. Я, узнав в феврале этого года, что Николаеву С. В. санитар ГБУЗ НСО НОПБ № 6 сломал руку, обратился с обращением к Председателю «Комитета за гражданские права» Бабушкину А. В., который направил своё обращение в прокуратуру Новосибирской области, попросив разобраться. Прокуратура "разобралась”, отписавшись мне и Бабушкину А. В. о том, что никаких нарушений не выявлено, но тут же отчиталась своему руководству о нарушении со стороны ГБУЗ НСО НОПБ № 6 целого букета Федеральных законов РФ и вынеся Представление главному врачу Корольковой И. И.

Но, самый главный факт остался не проверенным. По факту сломанной Николаеву С. В. руки никто не приехал к Николаеву С. В. и не опросил его за целых 9 (ДЕВЯТЬ) МЕСЯЦЕВ. Никто из государственных органов не взял с Николаева С. В. хотя бы устного объяснения. До тех пор, пока я не приехал к Николаеву С. В. в тюрьму, дождавшись пока его не вывезут из зоны недосягаемости – психиатрической больницы № 6, я знал о произошедшем только со слов других лиц, которым известно происходящее в стационаре. Однако, пообщавшись с Николаевым С. В., я убедился, что всё ранее изложенное мною соответствует тому, что было на самом деле. Я не являюсь сотрудником государственного "правоохранительного” органа. Может быть именно поэтому я оказался единственным, кто со слов Николаева С. В. зафиксировал то, что с ним происходило в ГБУЗ НСО НОПБ № 6. Всяким там прокурорам, следователям и прочим государственным людям это в голову почему-то не пришло, хотя именно за такую работу они получают деньги. Потому хочу задать вопрос: неужели так трудно было находящимся в одном районе с психиатрической больницей правохоронителям съездить за государственный счёт в больницу и взять с Николаева С. В. объяснение? И почему я должен приезжать за свой счёт в Новосибирск из Бердска для того, чтобы бесплатно сделать Вашу работу господа правохоронители? Работу, за которую Вы уже получили деньги за счёт налогоплательщиков и за которую получите ещё… Я просто не вижу смысла в том, чтобы содержать столько сотрудников правохоронительных органов, которые ничего не делают и получают за это очень неплохие деньги за счёт тех, кто получает очень небольшие.

 
Обращения от Николаева С. В. и подписанные им:  1. Обращение Николаева С. В. от 08.11.2013 г., 2. Обращение Николаева С. В. от 11.11.2013 г., 3. Мои обращения от 10.02.2013 г. к Бабушкину А. В., и от 17.10.2013 г.


И ещё вопрос. Что происходит с некоторыми российскими психиатрами? Давали ли они клятву Гиппократа? И помнят ли они её содержание?

Клятва Гиппократа звучит так:

«Клянусь Аполлоном, врачом Асклепием, Чигеей и Панацеей, всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению, следующую присягу и письменное обязательство: считать научившего меня врачебному искусству наравне с моими родителями, делиться с ним своими достатками и в случае надобности помогать ему в его нуждах; его потомство считать своими братьями, и это искусство, если они захотят его изучать, преподавать им безвозмездно и без всякого договора; наставления, устные уроки и всё остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никому другому.
Я направляю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости. Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла; точно так же я не вручу никакой женщине абортивного пессария. Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и свое искусство. Я ни в коем случае не буду делать сечения у страдающих каменной болезнью, предоставив это людям, занимающимся этим делом. В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далёк от всякого намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами.
Что бы при лечении — а также и без лечения — я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной. Мне, нерушимо выполняющему клятву, да будет дано счастье в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена, преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому».

В Российской Федерации, лица, завершившие освоение основной образовательной программы высшего медицинского образования, при получении документа о высшем профессиональном образовании дают клятву врача (статья 71 федерального закона № 323 «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» от 21.11.2011 г.) следующего содержания:

«Получая высокое звание врача и приступая к профессиональной деятельности, я торжественно клянусь:
• честно исполнять свой врачебный долг,
посвятить свои знания и умения предупреждению и лечению заболеваний, сохранению и укреплению здоровья человека;
• быть всегда готовым:
• оказать медицинскую помощь,
• хранить врачебную тайну,
внимательно и заботливо относиться к пациенту,
• действовать исключительно в его интересах независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств;
• проявлять высочайшее уважение к жизни человека, никогда не прибегать к осуществлению эвтаназии;
• хранить благодарность и уважение к своим учителям
• быть требовательным и справедливым к своим ученикам, способствовать их профессиональному росту;
• доброжелательно относиться к коллегам,
• обращаться к ним за помощью и советом, если этого требуют интересы пациента,
• и самому никогда не отказывать коллегам в помощи и совете;
• постоянно совершенствовать свое профессиональное мастерство,
беречь и развивать благородные традиции медицины».

Но как видно из вышеизложенного, психиатры давали наверно какие-то иные клятвы или просто относятся к этим клятвам также, как прокуроры и следователи относятся к своим клятвам (присягам).

На основании изложенного,

ПРОШУ:

1. Разобраться по существу настоящего обращения. Указать мне данные (фамилия, имя, отчество) судьи, прокурора, представителя органа опёки и адвоката, которые 14.10.2013 г. участвовали в абсолютно закрытом и тайном процессе над Николаевым С. В. в здании психиатрической больницы № 6 г. Новосибирска. Также прошу указать номер этого дела. Данные сведения, необходимы мне для возможности обжалования постановления суда для защиты прав и интересов Николаева С. В. в связи с уклонением государственных органов по защите его прав и должностных лиц от исполнения своих обязанностей.
2. Указать Уполномоченной по правам ребёнка в Новосибирской области на недопустимость формальных проверок поступающих обращений и недопустимость подтасовки ответов с целью показать "объём” работы.
3. Провести Николаеву С. В. независимую психиатрическую экспертизу в Независимой Психиатрической Ассоциации России по адресу: г. Москва, Лучников переулок, дом 4, подъезд 3. В том числе прошу выяснить, насколько соответствует "лечение” Николаева С. В. в ГБУЗ НСО НОПБ № 6 его заболеванию.
4. Органы прокуратуры, опёки и попечительства прошу обжаловать постановление Кировского районного суда от 14.10.2013 г. о переводе Николаева С. В. в КПБСТИН.
 
ПРИЛОЖЕНИЕ:

1. Обращение Николаева С. В. от 08.11.2013 г.
2. Обращение Николаева С. В. от 11.11.2013 г.
3. Мои обращения (от 10.02.2013 г. к Бабушкину А. В. и от 17.10.2013 г.) касательно Николаева С. В. прочитанные ему и подписанные Николаевым С. В.

Дата: 21.11.2013 г.

Эксперт-специалист Регионального Отделения Общероссийского Общественного Движения «За права человека» в Новосибирской области
Сергеев Андрей Алексеевич.

Настоящее обращение направлено в следующие органы:

Уполномоченному по правам человека в РФ
Лукину Владимиру Петровичу

Уполномоченному по правам ребёнка в РФ
Астахову Павлу Алексеевичу

Президенту Независимой Психиатрической Ассоциации
Савенко Юрию Сергеевичу

Президенту Гражданской комиссии по правам человека
Мальчиковой Татьяне Юрьевне

В правозащитные организации

В СМИ

Президенту РФ Путину В. В.

Министру здравоохранения РФ
Скворцовой В. И.

Министру здравоохранения Новосибирской области
Кравченко О. В.

Генеральному прокурору РФ
Чайке Ю. Я.

Прокурору Новосибирской области
Овчинникову Е. Ф.

Председателю Следственного комитета РФ
Бастрыкину А. И.

Руководителю следственного управления
Следственного комитета РФ по Новосибирской области
Шеенко И. И.

Министру Внутренних Дел РФ
Колокольцеву В. А.

Начальнику Главного управления МВД России по Новосибирской области
Глушкову С. А.

 

 
 

Нравится


 

 

Категория: Обращения к властям РФ | Просмотров: 2143 | Добавил: SergeevAndrey | Теги: новосибирск, Николаев С. В., беспредел, карательная психиатрия, права детей | Рейтинг: 5.0/1