Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS
Вторник, 21.11.2017
Главная » Статьи » СМИ о моей ситуации

Дети-цветы на правовом поле

Газета "Бердск. Городской вестник" от 19 августа 2010 г.

Бандитский Бердск (вместо предисловия)

Год назад в Бердске произошло шокирующее преступление, подробности которого тут же были растиражированы местными газетами. Если верить напечатанному в бердской газете «Курьер» (удивительно, до мелочей, совпадающему с официальной версией следствия), то ситуация выглядела примерно так.
Некто Сергеев, переселенец из южных республик, вместе с матерью, женой и двумя детьми-дошкольниками устроили возле кабинета бердского градоначальника Терепы несанкционированный митинг, требуя оставить их на проживание в общежитии профтехучилища, куда они самовольно заселились. Мэр к Сергеевым не вышел, но подоспевшие высокопоставленные чиновники – буквально вся верхушка города - грудью стали на защиту его кабинета.
А когда вызванный наряд милиции попытался нахального переселенца выпроводить из здания администрации, гражданин Сергеев «нанёс главному участковому милиционеру Ивану Атясову пять ножевых ранений, в том числе одно в шею, в нескольких миллиметрах от сонной артерии».
Слава Богу, ранения оказались не смертельными. Другие милиционеры не растерялись, бандита скрутили, накинули на него наручники – и отправили за решётку. А для милиционера-героя, чудом выжившего после применения в отношении его «насилия, опасного для жизни» - вызвали скорую помощь (как писал тот же «Курьер).
Город, узнав про такие страсти, возмутился наглости иммигрантов и облегчённо вздохнул по поводу судьбы бердского градоначальника. Страшно даже представить, что могло бы произойти с Александром Терепой, если бы не доблестные чиновники и правоохранительные органы. Беспредел, да и только! Понаехали тут!
Вместе с тем, необычность произошедшего всё равно не укладывалась в умах бердчан, и потому горожане даже с некоторым удовлетворением восприняли впоследствии опубликованную информацию о результатах психиатрического освидетельствования Сергеева, признавшего данного гражданина не совсем адекватным и нуждающимися не в уголовном наказании, а в лечении его психики.
Всё так – и не совсем так. Реальные обстоятельства того события и всего, что было до него и вокруг него – всё это требует куда более внимательного отношения и властей, и общественности. Как минимум, возникают несколько тяжёлых вопросов, на которые пока нет ответов. Но начнём по порядку.

«Ботаник» на просторах разваленной страны

Для начала отметим, что образ разгулявшегося иммигранта-южанина с огромным ножом, почти что готовым зарезать главу нашего города – не имеет никакого отношения к реальному Сергееву.
Сергеев Андрей Алексеевич, русский, родился в Узбекистане в 1981 году в музыкальной семье. Учился по классу фортепиано в ташкентской школе им. В.А. Успенского для особо одаренных детей при консерватории. Пока учился, Советский Союз развалился - и Узбекистан стал самостоятельным государством, где русским, мягко говоря, были уже не рады. В 1994 году мать Андрея оформила гражданство России на себя и сына, но при этом не вычеркнув себя и сына из списка граждан Узбекистана.
По окончании музыкальной школы Андрей два года работал преподавателем музыки, затем подрабатывал вольным музыкальным репетитором. После увлёкся компьютерами, стал заниматься их обслуживанием. Женился на Антонине, девушке с узбекским гражданством. Но тут у тихого занудного компьютерщика весом чуть более пятидесяти килограммов и ростом метр шестьдесят с кепкой («ботаника», как характеризует таких людей современная молодёжь), возник первый конфликт с милицией - из-за его компьютерного бизнеса. Понимая, что в чужой стране ты в любом случае будешь виноват, Сергеев вместе с матерью в 2003 году переезжают в другое недавно испечённое государство – в Казахстан.
На новом месте он работает программистом. У них с Антониной рождаются две девочки, Ирина и Ангелина, которым молодая семья попыталась оформить уже гражданство Казахстана – по месту рождения. Но не удалось. Отношения с казахскими властями не складываются.
А поскольку в Казахстане тоже, как и везде по образовавшимся на осколках СССР царствам-государствам, строят правовое демократическое государство, то тихоня Сергеев, наслушавшись про это, стал писать жалобы в прокуратуру, в департамент по борьбе с коррупцией, в другие инстанции. А в жалобах тех он указывает, что «в действиях представителей государства не соблюдены элементарные законы», а также просит «привлечь к ответственности сотрудников милиции, судей за антигуманное и античеловеческое поведение по отношению к женщине и детям».
Словом, русский «ботаник» там, в Казахстане, довыступался, и ему с матерью, женой и дочками пришлось ехать на историческую Родину - к нам в Россию. А ещё точнее – в Бердск.
Но поначалу, в 2003 году, в Россию перебралась его мать Лариса Владимировна Сергеева, с 2004 года уже осевшая в Бердске. В нашем городе она практически сразу же получила для проживания маленькую комнатку в общежитии профтехучилища № 56 по адресу: ул.Островского,99. А в 2008 году в ту же комнату поселились приехавшие из Казахстана Андрей Сергеев с женой и двумя маленькими детьми. Итого: пять человек на 13 квадратах – живи да радуйся.
Но и в Бердске «ботанику» тихо не сиделось. С работой у него более-менее получалось – подрабатывал музыкальным репетиторством и обслуживанием компьютеров. Но ему этого показалось мало: он тут же начинает требовать соблюдения культуры в местах общего пользования общежития, пишет жалобы на антисанитарию и тараканов. Более того, он взялся помогать соседям по общежитию Аксёновым, у которых на руках ребёнок-инвалид – и при его непосредственной помощи Аксёновы получили бесплатную квартиру!
Но то, чего Андрей Сергеев сумел добиться для других – того он не сумел добиться для своей семьи. Быстро уставшая от домогательств пришлого правозащитника администрация общежития обратилась в суд для выселения Сергеева, его жены и детей. Но идти Сергеевым некуда, а денег на то, чтобы снять квартиру, у них нет. К тому же беженцами или вынужденными переселенцами их признать отказались, российское гражданство жене и детям не дали. Письма Сергеева по всем инстанциям, включая СМИ, президента России и Организацию Объединённых Наций (ООН), тоже делу не помогли.
Ну а кончились его требования к властям тем самым «несанкционированным митингом» в администрации Бердска и жуткой поножовщиной. Потом СИЗО, обследование в психушке. Тот же «Курьер» торжествующе объявил Сергеева на весь Бердск параноиком (чего в заключении психиатров не сказано). И вот сейчас в бердском суде решается вопрос: засадить Сергеева в тюрьму лет на десять – или полечить его голову в психушке. Причём последнее, судя по заключению психиатрической экспертизы, более вероятно, но и там два варианта: или он проведёт в психушке несколько месяцев, или же несколько лет – и это уже зависит от степени общественной опасности обвиняемого.

Сомнения в пользу обвиняемого

Сразу скажем, Сергеев со своими претензиями на исключительное отношение к нему со стороны государства и местной бердской власти – выглядит не совсем адекватно. Этакий гибрид сознания современного российского правозащитника с ещё советской надеждой на доброе всесильное государство. Бог бы ему судья – пусть надеется, если написанные законы и Конституция затмевают ему реальную действительность. Но вот то, что следствием его головной путаницы являются и проблемы для его малолетних детей, будущее которых писано вилами по воде – это точно печально.
Но давайте пока поговорим о степени опасности для общества этого отца семейства, заблудившегося среди многообещающих законов, описывающих всякие разные наши права. И сразу отметим, что никогда ранее Сергеев не числился в психически больных, да и всё приведённое выше жизнеописание Сергеева никак не вяжется с образом головореза, едва не лишившего жизни главного городского участкового. «Ботаник» - и всё тут! Причём с завихрениями. Но при этом почему-то на главных своих врагов, на всё высокопоставленное бердское чиновничество, за исключением Терепы присутствовавшее на том «несанкционированном митинге» (официальное определение события) – Сергеев с ножом не бросался. Более того, до самого момента задержания вся семья вела себя в администрации тише воды, ниже травы, угрожая лишь тем, что оттуда не уйдёт до разрешения их проблем.
Что же касательно всех пяти ножевых ранений, нанесённых Сергеевым сотруднику правоохранительных органов - на деле, как явствует из результатов экспертизы (и там это написано чёрным по белому), они являются всего лишь ссадинами, и эти повреждения вообще не причинили вред здоровью милиционера. Ещё раз повторим: ссадины, не классифицированные даже как лёгкий вред здоровью. И никакого «насилия, опасного для жизни».
Дальше – больше. То, что экспертиза признала складной нож, изъятый с места события, отнюдь не холодным оружием, а ножом хозяйственно-бытового назначения – тоже важно. Но куда важнее, что экспертиза на ноже не обнаружила следов вообще ничьёй крови – в том числе и фигурирующего пострадавшим милиционера Атясова. Вот кровь матери Сергеева, в изобилии разбрызганная вокруг места её задержания – та действительно была, как и было зафиксировано нанесение ей вреда здоровью средней тяжести. Но по версии следствия – это она, когда пыталась заступиться за сына, сама рукой и губой поранилась о лычку милицейского погона, а потому для дела это не важно.
Правда, на ноже преступника обнаружены следы пота, но по данным той же экспертизы – они могут принадлежать как обвиняемому Сергееву, так и самому пострадавшему Атясову, и вообще кому угодно.
Ну, это бы ладно, зато есть царица всех криминалистических доказательств – экспертиза отпечатков пальцев, которые на этом ноже должны бы были отпечататься с предельной чёткостью. Но странное дело: в обвинительном заключении есть все экспертизы, но нет одной, главной – дактилоскопической. И вот это-то уже более чем серьёзно.
Ясно, что такую экспертизу забыть провести попросту не могли. Тогда что это значит? Не то ли, что на ноже не было отпечатков пальцев Сергеева? А поскольку с закрученными руками и в наручниках он в принципе не мог стереть свои отпечатки, то был ли вообще нож в руках Сергеева и было ли само нападение на милиционера? Вот мать говорит, что никакого ножа у её сына не было и никого он им не тыкал. А сам Андрей Сергеев в знак протеста отказался сотрудничать со следствием, ссылаясь опять-таки на Конституцию.
Таким образом, суровое «Постановление о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера» противоречит приложенным к этому же делу экспертизам. А отсутствие дактилоскопической экспертизы вообще ставит вопрос о виновности Сергеева – ведь по меркам нашего судопроизводства, опирающегося на презумпцию невиновности, все сомнения толкуются в пользу обвиняемого.
Соответственно, сразу же возникают сомнения и в объективности психиатрической экспертизы Сергеева, почему-то изначально исходившей из его виновности в нападении с ножом на милиционера.
Конечно, судя по телефильмам и телерепортажам, в которых правоохранители сплошь и рядом подкидывают кому надо наркотики или патроны, фальсифицируя доказательства для обвинения, то мы вправе предположить и такое – тем более что в числе двух свидетелей преступления Сергеева значатся только сами милиционеры, включая Атясова. Но если наша вера в честность милиции остаётся непоколебимой – тогда куда делись отпечатки пальцев Сергеева? И откуда вообще взялся тот нож? Думается, это тема для глубокой внутренней служебной проверки действий и милиционеров, и ведущих дело следователей. И результаты такой проверки должны быть обнародованы.
Правда, одна служебная проверка по пресечению «несанкционированного митинга» уже была, но проверяющие такими сложными вопросами не заморачивались, признав лишь действия сотрудников правомерными, а заодно констатировав, что «вред здоровью начальника отделения УУМ ОВД по г.Бердску майору милиции Атясову И.И. был причинён в ходе выполнения служебных обязанностей и не связан с алкогольным опьянением». Последние слова из заключения, написанного бердскими сослуживцами участвствовавших в событиях милиционеров, поневоле вызывают усмешку и заставляют задуматься: а что же было связано с алкогольным опьянением?
Подытоживая все сомнения, мы видим, что при некоторой ловкости адвоката (который, впрочем, до вмешательства «Городского вестника» не обращал даже внимания на отсутствие дактилоскопической экспертизы) и при рассудительности бердского судьи, рассматривающего это преступление, уголовное дело в отношении Сергеева, быть может, придётся закрывать полностью. А если и не закрывать, то определить ему лёгкое и недолгое лечение от излишней веры в государство. Прописать гражданину России А.А. Сергееву таблетки – и пусть чиновники с содроганием ждут, когда он снова придёт требовать квартиру и российское гражданство для своей жены и детей.

Вопросы колом

Заданные выше вопросы и без того вопиют, но есть и другие тревожные вопросы: о судьбе жены Сергеева и его дочек четырёхлетнего и шестилетнего возраста – за время следствия они повзрослели уже на год. На днях состоявшийся суд продлил им право на проживание в общежитии ПУ-56 – но только до октября. А дальше?
К тому общежитию и без того есть претензии по поводу расселения в нём лиц, не обучающихся в профтехучилище. И по поводу пока ещё законно проживающей там матери Сергеева – тоже. Того и гляди, придёт кто-нибудь и скажет: «Тук-тук-тук... Терем-теремок, кто в тереме живёт?» И погонят оттуда всех, кому городская власть и руководство училища ранее пошли навстречу – включая проживающих в общежитии милиционеров. Пример есть: с профучилищем №16, бывший директор которого тоже расселял в общежитии нуждающихся, а затем оказался за свою покладистость по отношению к бесквартирным гражданам под уголовным преследованием.

Но все эти милиционеры и штатские люди – они хоть граждане России и имеют хоть какие-то шансы на заботу со стороны государственных и бердских властей. А если всё-таки Андрея Сергеева надолго упекут за решётку психиатрической клиники, то что будет с его безработной женой Антониной, пару месяцев назад потерявшей даже ненужное ей гражданство Узбекистана? Она отныне - лицо без гражданства, гражданка Мира, как и не нужные ни Узбекистану, ни Казахстану, ни России её маленькие дочки Ирина и Ангелина. 
А нет российского гражданства, то нет пособий, прописки – и вообще нет практически никаких прав. Тем более – у Антонины теперь нет ни одного документа, подтверждающего личность.
Но даже и оставили бы маму с дочками в общежитской комнатушке – то место ли им там рядом с бабушкой Ларисой Владимировной, больной открытой формой туберкулёза? Кстати, и папа их тоже болен той же болезнью в открытой форме.
Думается, бердским властям пора отбросить свою понятную досаду в отношении гражданина России Сергеева, забодавшего их бесконечными жалобами и требованиями обратить внимание на судьбу его жены и детей. При должном старании вполне можно сделать то, что не удалось правдоискателю-«ботанику» Сергееву – оформить российское гражданство всем членам его семьи. Стоит только взяться за это всерьёз, не ожидая разумных поступков со стороны вконец растерявшейся и запутавшейся матери Сергеева и со стороны его совершенно юридически безграмотной жены. Кто хоть раз лично связывался с миграционной службой на предмет получения себе российского гражданства (а такие есть даже в самой администрации Бердска), те знают, что в возникающих сложнейших вопросах не каждый юрист разберётся – пусть и с железобетонными нервами.
А пока всё стоит колом – без движения и без надежд. Ирина и Ангелина ждут своего папу и рисуют цветные картинки. Благо, девчушки ещё совсем маленькие – и пока не понимают, насколько жесток и равнодушен окружающий мир.

 

 
 

Нравится


 

 



Источник: http://www.gorvest.ru/index.php/unformat/371-deti-tsvetyi_na_pravovom_pole
Категория: СМИ о моей ситуации | Добавил: SergeevAndrey (27.04.2013)
Просмотров: 466 | Теги: коррупция, гражданин, Дети, семья, Власть, фальсификация уголовного дела | Рейтинг: 5.0/1