Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS
Вторник, 21.11.2017
Главная » Статьи » СМИ о моей ситуации

Невменёхонький

Газета "Бердск. Городской вестник" от 16 декабря 2010 г.

 

На фото: Андрей Сергеев обложился юридической литературой и со зрением «минус семь» на полу камеры пишет жалобы в защиту своей семьи и сокамерников. А его дочки, четырёх и шести лет отроду, ждут папу дома. Впрочем, а где тот дом и та страна, которые будут им родными?

 

Вот уже восемь месяцев в бердском суде рассматривается дело Андрея Алексеевича Сергеева, который, по версии следствия, летом прошлого года в здании городской администрации бросился с ножом на милиционера. Дело поначалу получило большую огласку в СМИ – но потом про «террориста» Сергеева забыли, и даже идущий над ним суд никого не интересует. Впрочем, нас-то как раз интересует, и «Городской вестник» весной писал о непостижимых странностях в этом уголовном деле. Писали мы и о юридическом тупике, помноженном на чиновничье бездушие, вследствие которых живут между небом и землёй, не имея вообще никакого гражданства и жилья, жена и дети подсудимого Сергеева. Собственно, из-за неприкаянности этой семьи и возникла вся та «резня» в администрации, которая при ознакомлении с материалами дела была бы просто смешна – если не было бы так грустно. Достаточно сказать, что в свидетелях по данному делу числятся одни милиционеры, а на ноже, тут же изъятом «с места преступления», по результатам экспертизы нет ни отпечатков пальцев Сергеева, ни даже следов хоть чьёй-нибудь крови.

Минуло полгода после нашей публикации – но уголовное дело, не стоящее выеденного яйца, по-прежнему висит над изолированным от семьи Сергеевым. Я нашла способ встретиться с Андреем Сергеевым – и мы поговорили о его деле и семье. Андрей выглядел очень устало, хотя оптимизм в его глазах поблёскивал. Он пытался шутить о своём незавидном положении, но больше всего его волновала не собственная участь, а судьба детей, которые вместе с мамой находятся в очень сложной жизненной ситуации.

- Андрей, Вы находитесь за решёткой вот уже год и четыре месяца. Смогли ли Вы за это время решить вопрос с гражданством детей и жены?
- Проблема до сих пор так и не решена. Два месяца назад мы в очередной раз обратились с просьбой в миграционную службу, чтобы оформить российское гражданство детям - ведь я их отец и являюсь гражданином России. Но нам опять пришла отписка, в которой на этот раз они мотивируют отказ тем, что детей негде зарегистрировать - и это препятствует тому, чтобы их поставить на миграционный учёт. И якобы в этом вся загвоздка. Теперь мною подана жалоба на бездействие УФМС, она будет рассматриваться в областном суде. Уже на протяжении двух лет дети находятся без документов и гражданства – и даже без возможности их получить. Мои дети совершенно бесправны, а власть не только не помогает им, но словно сводит с ними счёты.
- Ситуация хотя бы близится к разрешению – или в связи с вашим заточением всё зависло в воздухе?
- Всё стало ещё хуже. Я в очередной раз просил отсрочить решение суда по выселению моей семьи - для того, чтобы жена и дети могли оформить российское гражданство - но мне отказали. Этот отказ тоже мною обжалуется в областном суде. Просто бюрократическая фантастика - моя жена по документам как бы вообще не существует. Она с 2003 года не живет на территории Узбекистана, соответственно, уже утратила то гражданство по закону. Теперь у неё нет никакого гражданства и нет вообще никаких официальных документов. Словом, «гражданка мира».
- Насколько я понимаю, к Вам, Андрей, собираются применить принудительные меры медицинского характера, то есть насильно поместить в психушку. К Вам заглядывают психиатры или другие врачи?
- Нет, я сижу в камере как обыкновенный обвиняемый. За время пребывания здесь я заразился туберкулезом, но меня фактически не лечат. А насчёт психиатрического лечения, то тут вообще всё запутано. Дело в том, что две психиатрические экспертизы по мне дали прямо противоположные результаты. Эксперты московского института Сербского признали меня опасным больным – но они основывались в своих выводах на документах, которые из Бердска в Москву даже не отправлялись. В этом институте просто заранее исходили из убеждённости, что я совершил тяжкое преступление, да чуть ли не с политическим подтекстом – вот и всё. Значит, я опасно больной на голову.
Но есть экспертиза, сделанная врачами в Новосибирске – и выводы там прямо противоположные. Однако судья не доверяет новосибирским врачам. Я прошу вызвать в суд независимых экспертов-психиатров - но мне уже в который раз отказывают. Всё понятно, ведь существуют два пути: либо признать действия милиции незаконными, так как я не оказывал им никакого сопротивления - либо признать меня невменяемым. Что проще? Ответ ясен. К тому же, если официально признать меня невменяемым, то тогда легко будет выставить бредовыми мои требования по предоставлению гражданства членам моей семьи.
- А тем временем «невменяемый» человек умудряется выигрывать дела в судах. Мне известно, что Вы, Андрей, находясь за решёткой, недавно выиграли суд против бердского ОВД. Что это за удивительная история?
- 15 ноября этого года в Бердском суде была рассмотрена моя жалоба на условия содержания в изоляторе временного содержания в Бердске. Дело в том, что в камере №4, в которую меня привозят из Линёво, содержится десять человек, для которых оборудованы спальными местами только четыре места, а остальные спят на полу. Общая площадь там всего пятнадцать квадратных метров. В камере нет стульев, стола, нет шкафчиков для индивидуальных принадлежностей. Все обвиняемые и подозреваемые лишены прогулок на постоянной основе, стены камеры покрыты так называемой «шубой», из которой выползают клопы. Санитарный узел устроен без соблюдения необходимых требований приватности - не отделен от койко-места, которое оборудовано под стол для приёма пищи. Там ещё много нарушений, я просто не все озвучил. И судья Батенёва своим решением признала мою жалобу обоснованной, обязав бердский ОВД привести условия содержания в ИВС в соответствии с требованиями законодательства.
- Что ж, примите наши поздравления – благодаря Вам не только Ваши сокамерники, но и мы все стали на шажок ближе к правовому государству. Как говорится, от тюрьмы и сумы никому не стоит зарекаться. Ну а как же Ваше основное дело – о пресловутой «поножовщине», когда оно будет рассматриваться по существу?
- Это смотря что считать важным и существенным. В суде исследуется вопрос только о возможности применении в отношении меня мер принудительного медицинского характера, исходя из посыла, что я совершил это преступление. Но было ли совершено мною само преступление - рассматривать никто не хочет.
- Почему заслушаны свидетели только со стороны обвинения?
- А суд вообще не слушает нашу версию и затыкает мне рот всякий раз, когда это не совпадает с версией обвинения. По-хорошему, надо вызвать в суд всех свидетелей, которые там находились. Ведь при моём задержании присутствовало всё руководство города - и Мартьянов, и Устинова и другие, все они указаны в материалах дела. Но мне было отказано в вызове даже их, хотя все они настроены против меня. В суде пока опрашивались только заинтересованные сотрудники милиции.
- Как следует из материалов дела, Вы оказали сопротивление сотрудникам милиции и даже применили нож...
- Вы считаете, что я такой идиот, что пойду с ножом в администрацию Бердска вместе с детьми, женой и матерью? Я прямо перед приходом в администрацию был в суде - заносил заявление. Меня там пропускали через металлодетектор, проверяли содержимое карманов и сумок. И никакого ножа там не было. Теперь следователи говорят, что я, якобы, по дороге купил нож в магазине - и после этого пошёл в администрацию, в которую меня вызвали к трём часам для решения нашего вопроса. Допустим, что всё это так, но в таком случае очень просто было найти магазин и найти продавца, который, по версии обвинения, продал мне этот нож. Но никто не проводил никаких следственных действий. Никто ничего не искал, потому что им точно известно, что это был не мой нож.
- Насколько я знаю, бывший руководитель участковых Атясов, на которого Вы, якобы, напали, теперь предьявил иск к Вашей жене на возмещение материального и морального вреда?
- Но это вообще абсурд. Во-первых, я не признан судом недееспособным. А во-вторых, даже если бы я был признан недееспособным, в соответствии с принципом вины лицо несёт ответственность только за свои собственные действия, а не действия другого лица. Таков закон. Нельзя перекладывать ответственность на другого и обязывать кого-то выплачивать ущерб, причинённый не им.
- Так вы били Атясова или нет? Согласно материалам следствия, Вы нанесли ему аж пять ножевых ранений - и он, бравый милиционер, не сопротивлялся? Ведь у Вас с ним совсем разные весовые категории. Я потому спрашиваю, что в предъявленной обвинением экспертизе у Атясова значатся только какие-то внешние царапины и ссадины, но никак не опасные для жизни ножевые ранения...
- У меня возможности такой не было, чтобы его бить чем бы то ни было. Пять милиционеров взяли меня в кольцо, повалили, голову пробили, в наручники закрыли - вот и всё моё преступление. Не проводился следственный эксперимент, не было очных ставок. К чёрту презумпцию невиновности!
В тот злополучный день мы вообще не собирались сопротивляться. Когда я в окно увидел, что подъехало несколько милицейских машин, мы тут же всей семьёй решили уйти домой. Я посоветовался с мамой, мы взяли за руки детей, собрали вещи и уже пошли на выход, но нам не дали возможности выйти. Цель милиции была доставить всех нас в ОВД, а не выгнать из здания администрации. Понятно, что если бы нам дали спокойно уйти, то в этом случае нам можно было бы предъявить только административное правонарушение. Но кто-то хотел надолго избавиться от нас, поэтому приняли решение на силовое задержание.
- Зачем, Андрей, Вы всё так обостряете? Может быть, иногда стоит промолчать, пойти на компромисс с властью?
- Я просто хочу доказать, что у меня и у моей семьи есть права. Хотя я прекрасно осознаю: какой нормальный человек будет пытаться искать справедливость в нашей стране? Только ненормальный. Вот и я такой.

Судебное разбирательство по делу А.А. Сергеева пока идёт, и каким будет окончательное решение - это покажет время. Пока в суде ещё ничего не доказано, и в какую версию верить, каждый решает для себя сам. Вот только доказательства вины Сергеева нужны настоящие, а не поцарапанная служебная рубашка милиционера и не нож, на котором нет даже намёка на следы крови и с которого невесть куда делись отпечатки пальцев обвиняемого. И свидетели «жуткого кровопролития» нужны поубедительнее, чем заинтересованные сотрудники милиции. Результаты всех этих экспертиз и фамилии-должности свидетелей есть в редакции, так что об этом мы не со слов Сергеева знаем.
Возможно, что Андрей Сергеев действительно виноват - но уж точно не в такой степени, как ему пытаются приписать. Возможно, что он и не совсем психически здоров - ну, так у нас полстраны не совсем психически здоровы от нынешней жизни... Да и какой всерьёз больной человек способен так легко разбираться в законах и так подтрунивать над собой, под некоторыми документами ставя издевательскую подпись «невменёхонький»?
Вообще, при непредвзятом взгляде на всё происходящее создаётся ощущение какого-то замкнутого круга, из которого Сергееву, его детям и жене просто невозможно выйти. Единая чиновничье-правоохранительная система защищает себя от назойливых жалобщиков любыми способами. Может, именно это и имел в виду президент Медведев, взявшись за радикальную реформу правоохранительных органов и чистку чиновничьей вертикали власти?

 

 
 

Нравится


 

 



Источник: http://www.gorvest.ru/index.php/unformat/591-nevmenhonkiy
Категория: СМИ о моей ситуации | Добавил: SergeevAndrey (27.04.2013)
Просмотров: 461 | Теги: семья, Власть, Сергеев Андрей Алексеевич, Люди, уголовное дело, коррупция, суд, условия содержания | Рейтинг: 5.0/1