Приветствую Вас, Гость! Регистрация RSS
Вторник, 21.11.2017
Главная » Статьи » СМИ о моей ситуации

Синдром наивности

Интернет СМИ "Solodkin. инфо"  25.05.2011     13:02

История эта началась в Узбекистане, в горном городке Чирчик под Ташкентом, а закончилась в СИЗО№3 р.п. Линево. Семья Сергеевых бежала на историческую родину в Россию от беспредела узбекской милиции, но попала под безжалостный пресс их сибирских коллег.

Узбекский след

Жила была в советской республике Узбекистан семья Сергеевых. Лариса Владимировна Сергеева, музыкант по образованию, преподавала в школе для одаренных детей РСМШИ им. Успенского при ташкентской консерватории. Ее сын Андрей 1981 г.р. в этой школе обучался и подавал большие надежды как пианист. В начале 2000-х Андрей Сергеев закончил РСМШИ, проработал пару лет преподавателем музыки и понял, что жить на зарплату педагога очень сложно. Молодой человек достаточно хорошо разбирался в технике и решил заняться обслуживанием компьютеров. И зря. Пианист Сергеев не был никому нужен, а предприниматель Сергеев сразу же вызвал неподдельный интерес со стороны местной милиции. Юному бизнесмену быстро объяснили, что кроме уплаты налогов государству, требуется отчислять долю и людям в погонах. Причем «спецналог» для нужд сотрудников МВД требовалось платить вне зависимости от того, есть ли доход у Сергеева или дохода нет. А особых доходов не было. Довольно скоро стражи порядка устали ждать и от устных предупреждений перешли к приемам психолого-юридических единоборств. Андрея Алексеевича взяли под белы ручки и отправили в обезьянник. А чтобы он не особенно сопротивлялся, предупредили: мол, не решишь финансовую проблему – мы решим для твоей семьи жилищную. Дадим одну камеру на всех вместо вашей благоустроенной квартиры.

Неизвестно чем бы закончилось дело, если бы не вмешательство хорошей знакомой Сергеевой, адвоката, снискавшей славу «строителя» ментов. Андрея отпустили с условием, что деньги милиционерам он все же отдаст, даже если для этого придется продать квартиру в Чирчике.
Рассудив, что с узбекской милицией спорить сложно, Лариса Владимировна сначала отправила своего отца в Россию, а сына в Казахстан, потом сама уехала в Новосибирск.

Российский «свет»

Позволим себе сделать небольшой перерыв в изложении биографий наших героев. Оставим за кадром работу высококвалифицированного педагога-музыканта Ларисы Сергеевой на интеллектуальных должностях дворника, технички и т.д.. Не будем живописать ее жизнь на полулегальном положении в подвале. Человек, привыкший к работе, в конечном итоге добился своего: Лариса Владимировна снова стала преподавать музыку. Как-то устроилась и бытовая сторона. Ей выделили комнату в общежитии ПУ-56 г. Бердска по адресу ул. Островского, 99. Как раз ту, из-за выселения из которой вся эта история началась. Как раз ту, из которой всех Сергеевых в конечном итоге выселили.

Между тем, ее сын Сергей, Будучи гражданином России, за это время женился на гражданке Узбекистана. В браке родились две дочери – гражданки Казахстана. Объединить семью под одним гражданством в республике г-на Назарбаева не удалось. Многочисленные обращения в различные инстанции дали Андрею богатый опыт юридической практики и навыки ведения борьбы с бюрократическим аппаратом. Впрочем, ни знание законов, ни владение навыками решить задачу легализации семьи не помогли. Отчаявшись добиться правды в «дикой» Азии, Андрей Сергеев с женой и двумя дочками прибыл в «цивилизованную» Россию.
Вот здесь-то все самое интересное и начинается. Цивилизованные чиновники России вели себя, совершенно также, как и их азиатские коллеги. Отписки, отказы и намеки. По словам Ларисы Сергеевой им предлагали регистрацию в Бердске на общих началах. Т.е. по 25 тыс. рублей с носа. 125 тысяч для семьи, живущей на зарплату преподавателя музыки, сумма неподъемная. ОУФМС по г. Бердску повело себя вообще интересно. Оно отказало в выдаче гражданину России российского паспорта на том основании, что он не подавал соответствующего заявления. При этом существует аудиозапись разговора Андрея с начальником отделения ОУФМС в г. Бердске, в ходе которого госпожа Карабанова Е.Н., требовала от Сергеева предоставить ей Свидетельство о браке и непременно переведенное с узбекского языка на русский. Т.е. обращение было, но в документах ведомства оно нигде не отражено.
Присущее Андрею Сергееву, обостренное чувство справедливости, обозначенное позже в заключение психиатров института им. Сербского, толкало правдоискателя бороться не только за права своей семьи, но и за права окружающих.
Он своими усилиями пробил брешь в бюрократической обороне бердских чиновников и заставил их, в соответствии с законом, предоставить жилье семье, воспитывающей ребенка-инвалида. Заметим, что семья проживала в том же общежитии, а отец ребенка и сейчас работает в милиции.
Следует несколько слов сказать и о самом общежитии профессионального училища №56. Заселено оно, в значительной степени, сотрудниками милиции, службы судебных приставов, паспортного стола и родственниками коменданта. Поскольку люди, так же как и Сергеевы, не имеют законных оснований для проживания по адресу ул. Островского, 99, то и ведут себя соответственно положению. В конфликты с администрацией не вступают, на нарушения санитарных ном глаза закрывают, тем, куда уходят выделяемые на нужды общежития деньги –не интересуются.
Андрей Сергеев недочеловеком себя не чувствовал. Изучил проблемы и попытался их довести до сведения вышестоящего начальства. Вышестоящее начальство, в свою очередь, решило довести семью Сергеевых до статуса бомжей. А чтобы выселить их из занимаемой комнаты, было составлено Ходатайство на имя начальника милиции г. Бердска Терентьева С.А., в котором, например, говорилось, что Сергеевы: «проводят агитацию против руководителей страны, области, г. Бердска, администрации училища и обслуживающего персонала». Лично я и не подозревал, что обслуживающий персонал училища – члены личной команды Президента или премьера. Но, читаем далее: «… мы боимся за свои семьи. Вдруг эти люди совершат какой-то террористический акт (!)», «…эти, как с луны свалились», « У них завышенные требования», «Где взялись тараканы – неизвестно. У нас их нет. Травим и сами и администрация училища 2 раза в год». Этот тезис мутноват. Если тараканов нет, то кого травят два раза в год? Сергеевых? А дальше перлы: «мы просто боимся выйти ночью в туалет (из-за Сергеевых прим. авт.)», «Вдруг что-нибудь бросит в кастрюлю. Постоянно наглая усмешка. Создается впечатление, что у него диктофон и он просто вынуждает людей на конфликты», «Его семья посещает душ общежития, не предоставив справки о здоровье. Из Казахстана он экстрагирован (!)»

Вообще, экстрагирование (экстракция) процесс разделения смеси жидких и твердых веществ с помощью растворителей. Чего там в Казахстане растворили у Сергеева – жидкое или твердое – неизвестно. Зато уровень интеллекта писателей Ходатайства – очевиден. А к Ходатайству нам еще придется вернуться.

Бердский эксцесс

13 июля 2009 года за два дня до даты выселения Сергеевы в полном составе с малолетними детьми приходят в администрацию г. Бердска. Приходят не сами, их приглашают по телефону. Чиновники сорок минут обсуждают вопрос дальнейшей судьбы семьи и, не найдя решения, предлагают покинуть помещение, мотивируя это тем, что рабочий день закончен. Андрей Сергеев предлагает составить протокол и зафиксировать факт того, что их выдворяют с применением милиции и без принятия конкретного решения.

Относительно дальнейшего существует две версии. Официальная гласит: «В связи с тем, что Сергеев А.А. на словах и бездействием отказался выполнить неоднократные требования, Атясов И.И. (начальник ОУУМ ОВД по г. Бердску, майор, прим. авт.) попытался вывести его за руку из помещения администрации. В процессе мужчина начал оказывать неповиновение и сопротивление, хвататься за форменную одежду Атясова И.И., кричать и вырываться. Атясов И.И. применил физическую силу, загнул правую руку правонарушителя за спину, удерживая ее своей левой рукой, а правой, удерживая его за шею, продолжил попытку вывести из здания… В момент конвоирования Атясов почувствовал жжение и боль в области шеи и спины, после этого увидел на себе кровь услышал крики других сотрудников про нож. УУМ Подленко и Ведерников выбили нож из левой руки Сергеева, повалили его на пол, где застегнули за спиной наручники. .. Мать Сергеева напала на них и начала бить кулаками по спине, тогда он (Подленко), с Ведерниковым и Рыбиным С.А. попытались пресечь ее противоправные действия, в ходе которых она нанесла последнему несколько ударов рукой в область плеча и шеи, где повредила кисть о лычку погона … В 19 часов 10 мин (спустя десять минут после начала конфликта)… на место происшествия прибыла СОГ ОВД по г. Бердску и Искитимского МСО СК при прокуратуре РФ, ими был организован сбор материалов, которые зарегистрированы в ОВД КУСП № 6878 от 13.07.2009года. На момент проведения мероприятия дети Сергеевых были выведены из помещения… в дальнейшем помещены в отделение приюта Территориального Центра социальной помощи семье и детям «Юнона»».
А вот как те же события освещает Лариса Владимировна. Они пришли в администрацию около 16.00. Разговор с чиновниками продолжался минут сорок. Затем появилась милиция. Сразу, как только сын потребовал составить протокол, на субтильного компьюторщика набросились трое милиционеров, закрутили за спину руки и стали избивать. Женщины даже не успели отреагировать на происходящее. Никакого ножа у сына не было.
«Я никогда не видела, чтобы люди так зверели: чем больше били, тем сильнее входили в раж. Они пинали сына ногами. А были обуты в тяжелые ботинки с высокой шнуровкой». Лариса Сергеева говорит, что стала очень громко кричать: надеялась, что кто-то услышит и придет на помощь. Тогда милиционеры набросились на нее. Тоже пинали. Чем-то острым разрезали руку. Из пальца хлестала кровь. Кровью было залито все вокруг. Потом ее запихали в машину одного из милиционеров. Тот страшно матерился, боялся, что она перепачкает салон. Лариса Владимировна просила вызвать скорую помощь. Но её и сноху без объяснений увезли в ОВД г. Бердска. В милиции без медицинской помощи Ларису Сергееву продержали больше часа. Когда левая сторона стала неметь, истекающую кровью женщину загрузили в ту же машину, на которой привезли в УВД и доставили в МУЗ «Бердская городская больница». Там рану обработали и поставили противостолбнячный укол. Молоденькие сестры весело посоветовали женщине в следующий раз, когда ее будут избивать в милиции, сказать, что укол от столбняка уже стоит. Справку из больницы по необъяснимым причинам выдали не Сергеевой, а сопровождавшему её милиционеру Асанову А.А., который и сопроводил Ларису Владимировну обратно в ОВД.
Она потребовала показать ей сына. После долгих препираний сына ей показали. Избитого и, почему-то, в милицейской рубашке. Потом заставили подписать протокол административного нарушения, сказав, что пока она и сноха не подпишут, не узнают где находятся дети и не получат ключи от комнаты и отобранные вещи. К слову, вещи, деньги, банковские карточки и ключи так и не отдали.
Около 24:40 Сергеева с невесткой добрались до Центра «Юнона», но девочек удалось забрать только на следующий день.

Судебный процесс

Суд должен был определить, какая из версий верна. Как рассудил судья Ковтунов И.И. расскажем чуть позже, а пока попробуем разобраться в документах и доказательствах.
Начнем с элементарного.
Если «бандит» Сергеев резал несчастного майора Атясова, то на ноже, который, как мы помним, был у злоумышленника отобран сразу после применения, должны были быть:
а) отпечатки пальцев преступника;
б) кровь пострадавшего.
Вы не поверите, но, ни того, ни другого непременного ингредиента правильного преступления экспертизе обнаружить не удалось. По логике выходит, что скованный наручниками Андрей Сергеев, произвел идеальную стерилизацию орудия преступления.
Заметим сразу, веру неумолимого судьи Ковтунова И.И. в виновность Сргеева А. А. это обстоятельство не поколебало.
В свете такой немыслимой ловкости уже не так натужно воспринимается нечеловеческая гибкость «преступника». Не поленитесь, господа-бердчане, так агрессивно комментировавшие «правдивые» материалы на сайте газет «Курьер Среда Бердск», не поленитесь и попросите, чтобы кто-то, кто выше вас сантиметров на двадцать и тяжелее килограмм на тридцать вывернул вам кисть правой руки за спиной выше уровня лопаток. Удобно? А теперь попробуйте достать из левого кармана левой рукой перочинный нож и открыть его. Получилось с первой попытки? Нет? Тренируйтесь. Когда получится – изловчитесь пырнуть ножом под лопатку того амбала, из-за которого вам приходится нюхать свои колени. Что, руки коротки? Осваивайте приемы телекинеза. Или перестаньте верить ментовским бредням.
Вот судья Ковтунов, наверное, ночи не спит, все пытается доказать на практике, что это возможно и его решение не носит предвзятый характер.
А дальше любимая забава милиции и следствия – игры в машинку времени. Сигнал о том, что Сергеевы отказываются покинуть помещение администрации Бердска в ОВД, поступил по одним документам в 17:00, по другим в 17:05. Расстояние между двумя зданиям около полутора километров. При самом неспешном перемещении милиции, отправленные спасать главу Бердска господина Терепу Атясов И.И., Подленко А.Н., Ведерников В.В. в 17:15 должны были быть на месте. Согласно тому, что «установил» старший следователь Дятчин А.Ю.майор Атясов начал немедленно наводить порядок: «произвел загиб его (Сергеева) правой руки за спину и удерживал его в таком положении». А далее следует провал во времени. Потому, что в «загнутом» положении Сергеев А.А. находился как минимум, до 19:00. Судя по докладной записке Начальника ОВД г. Бердска Терентьева С.А.на имя начальника ГУВД по НСО Глушкова С.А., именно в 19:00 майор Атясов (так и хочется написать Атасов) предложил Сергееву выйти. Н а месте бывшего пианиста любой человек, при такой разнице в силе, габаритах и бойцовских навыках от лестного предложения отказался бы. Если бы были варианты. Именно тогда появился пресловутый левый нож. А дальше героический подвиг задержания опасного преступника, который на протяжении 10-15 минут майору Атясова помогали совершать его подчиненные Подленко А.Н., Ведерников В.В.
В 19:15 трое смелых скрутили и успокоили пятидесяти килограммового буяна. Но, как следует из материалов дела уже 19:10, то есть в самый горячий момент битвы титанов, на месте происшествия появились сотрудники СОГ, КМ ОВД и, что особенно забавно, Искитимского МСО СУ СКП РФ. Следователи и криминальная милиция прибыли для сбора материалов по делу.
Здесь следует пояснить, что майор Атясов И.И. выезжал на административное задержание – бороться с незаконно митингующими. Следователи и криминальная милиция появляются на месте криминального преступления, которого на момент их выезда еще не могло быть по определению. А следователи следственного отдела при прокуратуре (сегодня эта структура от прокуратуры отделилась) «выдвигаются» только туда, где обнаружены признаки особо тяжких преступлений. Но следователь СКП Дятчин А.Ю. в 19:10 уже находился в здании бердской администрации, а в 19:20 приступил к осмотру места преступления.
В дальнейшем господин Дятчин наигрался машинкой времени вдосталь. Согласно оформленных им протоколов опроса свидетелей в кабинете №204 ОВД он, почти одномоментно:

-выносит Постановление о возбуждении уголовного дела и задержании Сергеева;
- составляет протокол задержания;
-направляет Постановление и сведения по делу прокурору;
-допрашивает свидетелей по делу в присутствии задержанного;
-берет показания у начальника штаба ОВД Поцепиловой, в то время, как другой следователь в этой же комнате проводит личный досмотр сотрудника ППС Рыбина. Иначе говоря, следователи раздевают мужчину в присутствии женщины, да к тому же еще и его начальницы. Нет, возможно, это был сеанс служебного стриптиза и милиционер разоблачался добровольно и охотно. Вот только процедура эта противоречит духу и букве УПК.
Делается все на скорую руку и ляпами, граничащими с абсурдом. Дело возбуждается, как бы на основании заявления потерпевшего Атясова И.И., о чем майору Атясов и сообщается. Вот только заявления «потерпевшего» в деле нет.
Зато есть многочисленные постановления господина Дятчина. И, что характерно, сначала производятся следственные действия, а только потом, значительно позже появляются Постановления о проведении этих действий.

Медицина на службе милиции

Тем временем, стали возникать фокус медицинского характера. Из лечебного учреждения МУЗ «Бердская городская больница» поступило Сообщение за № 6896 от 13.07.2009 года о том, что в 19:25 в больницу поступил Атясов Иван Иванович 36 лет отроду с множественными «колото-резанными ранами области надплечья слева, шеи слева, задней поверхности туловища (5 ранений).А следом приходит еще одно за № 6895 от 13.07.2009 о том, что в 19:30 была оказана помощь Сергеевой Ларисе Владимировне, поступившей с диагнозом: «Рана 2-го пальца средней фаланги левой руки с повреждением сухожилия сгибателя»..
Выходит, что на оказание помощи истерзанному майору хирург потратил 5 минут, включая составление документов. И еще. Возникает невольный вопрос: куда течет время? Сообщение за № 6896 помечено 19:25, а на более раннем с № 6895 стоит время 19:30!
Но и это еще не все. В ответе за подписью главврача МУЗ «БЦГБ» М.В. Сипачевой от 04.06.2010г. черным по белому написано, что причина вызова скорой медицинской помощи Сергеевой Ларисе Владимировне, поступившего из ОВД, была «ножевое ранение», а вызов был сделан в 19:08, то есть тогда, когда ее избивали в администрации Бердска. И еще одно. Напомню, по версии следствия Сергеева порезалась о лычку погона. Но рана от ножа и рана от лычки, как говорят в Одессе две большие разницы. А теперь самое интересное. Та же Сипачева 03.11.2009г пишет, что 13 июня 2009 года Сергееву Л.В. в МУЗ «БЦГБ» доставили сотрудники ОВД по г. Бердску в 19:50. И что поврежденное сухожилие не было своевременно ушито «так как полученная Вами рана имела срок давности более 2 часов и была инфицирована». Что из этого следует? А то, что никакая скорая помощь действительно не вызывалась. Что более поздние документы о выезде автомобиля с фельдшеров в здание ОВД – фальсифицированы. А главное, судя по времени получения раны, - бой на втором этаже здании администрации Бердска случился не в 19:00-19:15, а как минимум в 18:00.
Далее о порезах майора Атясова. Вот Объяснения Порвина А.Н. заведующего Бердским отделением ГБУЗ НСО «НОБСМЭ». Он в качестве эксперта «исследовал» справку № 6026 выданную 13.07.2009 года приемным отделением МУЗ «БГЦБ» в 19:45. Эксперт пишет: « при условии того, что на указанные раны были наложены швы, то расценивать данный вред здоровью… как легкий. При условии того, что на раны швы не накладывались, … как.. не причинившие вреда здоровью». Иначе говоря, вообще неизвестно были ли это раны или царапины и накладывались ли на них швы или нет.
А теперь самое смешное. Заключение по результатам служебной проверки, подписанное полковником милиции Терентьевым С.А. содержит следующую фразу: « легкий вред здоровью начальника УУМ ОВД по г. Бердску майору милиции Атясову Ивану Ивановичу был причинен в ходе выполнения служебных обязанностей и не связанных с алкогольным опьянением»(!!!).
А вот как выглядит заключение по травмам террориста Сергеева: «на внутренней поверхности предплечья в нижней трети ссадина 1,5Х 0,6 см трапецевидной формы. Ориентированная на 4 и 10 УЦ» и далее столь же подробное описание еще пяти травм, включая рану правой теменной области. Так же точно и скрупулезно описаны травмы Ларисы Владимировны на лице, плечах, ногах и руках. Всего 11 телесных повреждений, включая палец с разрезанным сухожилием. Для дворника это травма, возможно, не смертельная, а для пианиста – потеря трудоспособности.
Как видим, версия милиции и следствия не выдерживает проверки элементарной логикой.

Зачем все это?

Возникает вопрос: зачем все это было нужно? Зачем потребовалось вызывать для уточнения документов семью Сергеевых в администрацию города и собирать там: начальника штаба ОВД по г. Бердску, начальника МЧС России по г. Бердску, представителя пенсионного фонда, представителя приюта «Юнона» и других чиновников в количество около 30 человек. Отрабатывались действия в условиях чрезвычайной ситуации?
В общем и целом – да. Андрей Алексеевич Сергеев, что называется, задолбал чиновников требованиям соблюдать закон, законность и конституцию РФ. Систем не любит упорных правдоискателей. А упорных и грамотных – вдвойне. Для них такие люди настоящее бедствие.
Рискну предположить, что руководство города хотело просто припугнуть назойливую семейку, но, реализуя акцию устрашения, милиция, как это часто случается, слегка перестаралась. Было ли это связанно с алкогольным опьянением или нет - сегодня установить не удастся.
Как не удастся понять: куда делась кровь с ножа. По утверждению самого Андрей Сергеева нож на месте преступления был. Он валялся в луже крови в нескольких метрах от того места, где на протяжении боле чем получаса в луже собственной крови лежал сам Сергеев. Возможно, именно этим ножом была нанесена рана Ларисе Владимировне. Этого тоже сегодня не установить. Тем более, что суд отказал в проведении экспертизы по идентификации крови с места происшествии и крови Ларисы Сергеевой.
Зато легко объясняется факт переодевания Сергеева в милицейскую форму. Именно в ней Андрея Алексеевича кинули в камеру к уголовникам. Расчет очевиден: «мента позорного» блатные отметелят и на них можно будет списать все побои.
Далее. Судья принял к сведению результаты экспертизы института им. Сербского и согласился наказать А.А. Сергеева принудительным лечением в психушке. И правильно: разве кто-то, находясь в здравом уме, станет искать справедливость в России с помощью Закона и Конституции?
К слову о заключении экспертов-психиатров из Москвы. В психиатрическом отделении СИЗО-2 г. Москвы Андрей провел 3 месяца. С экспертами встречался один раз. Экспертиза продолжалась 20 минут. Заключения о невменяемости московские врачи сделали по… той самой кляузе, которую на Сергеевых написали жильцы общежития и переписке с различными органами власти, которую вели его мать и жена. Причем этих документов в деле официально не как бы было, но следователь Дятчин ухитрился именно их отправить в столицу, как свидетельство психических проблем Андрея Сергеева.
Между тем, этот «псих», находясь в СИЗО, добился более 20 решений в свою пользу у суда и прокуратуры. В том числе выиграл суд против ОВД Бердска по условиям содержания обвиняемых в местном ИВС.
И последнее, дело об административном нарушении с которого началась вся эта история судом было прекращено, поскольку милиция не смогла предоставить никаких доказательств правонарушений со стороны Сергеевых в помещении администрации г. Бердска.
Я не психиатр, но с точки зрения человеческой логики, единственный диагноз, который можно поставить Андрею Сергееву , человеку верящему в силу закона и конституции, - синдром наивности.

Андрей Глущук специально для сайта Солодкин.инфо

 

 
 

Нравится


 

 



Источник: http://solodkin.info/kommentarii/138-sindrom-naivnosti
Категория: СМИ о моей ситуации | Добавил: SergeevAndrey (30.04.2013)
Просмотров: 504 | Теги: коррупция, права человека и гражданина, беспредел милиционеров, Власть, карательная психиатрия, фабрикация уголовного дела | Рейтинг: 5.0/1